Aelita1981.ru

Пуншевый портал aelita1981.ru

Программа умерщвления Т-4
Часть серии статей о

Категории:

холокост · нацизм · геноцид

Вторая мировая война

Портал:Холокост Проект:Холокост

п·о·р

Программа умерщвления «Т-4» («Акция Тиргартенштрассе 4») — официальное наименование евгенической программы немецких национал-социалистов по стерилизации, а в дальнейшем и физическому уничтожению душевнобольных, умственно отсталых и наследственно больных. Впоследствии в круг лиц, подвергавшихся уничтожению, были включены нетрудоспособные лица (инвалиды, а также болеющие больше 5 лет). Вначале уничтожались только дети до 3-х лет, затем все возрастные группы.

Содержание

Предыстория

Пропаганда убийства так называемых неполноценных людей в нацистской Германии, на постере: «Этот больной за время жизни обходится народу в 60 000 рейхсмарок. Гражданин — это и твои деньги!» Опубликовано в ежемесячном журнале Бюро расовой политики НСДАП «Новые люди» (около 1938 года)

К 1921 году евгеника — учение о наследственном здоровье человека, а также о путях улучшения его наследственных свойств — стала признанной в ряде стран мира, особенно Германии, Великобритании и США[1], на­уч­­­ной теорией.

Ещё за год до этого была опубликована книга «Разрешение на уничтожение жизни, недостойной жизни». Её авторы, профессор психиатрии Альфред Хохе и профессор юриспруденции Карл Биндинг из Фрайбургского университета, писали, что «идиоты не имеют права на существование, их убийство — это праведный и полезный акт». Хохе, бывший физиологом, обосновывал утверждение, что некоторые люди — просто балласт, создающий неприятности для других, а также, что немаловажно, и экономические издержки. Хохе утверждал, что существование обитателей психиатрических учреждений (по его выражению, «балластных существ» и «пустоты в оболочке» — лиц, не способных к человеческим чувствам) не имеет смысла и ценности[1]. Его соавтор Карл Биндинг предлагал государству учредить специальные комиссии по умерщвлению людей, недостойных жизни.

Уже в 1921 году была сфор­мирована[где?] правитель­ствен­ная комиссия, призванная да­вать советы по поводу абор­тов и стерилизации (лишения возможности иметь потомство) для людей с отклонениями.

В 1923 году в Мюнхенском университете была создана кафедра расовой гигиены, призванной улучшить «расовую чистоту» немцев. В данном случае расовая гигиена представляла собой науку, а не комплекс политических и социальных устремлений и мер.

В 1927 году в Берлине был основан специальный институт антропологии, генетики человека и евгеники им. кайзера Вильгельма для поиска научно обоснованных идей, подобных расовой гигиене. С этим институтом был связан Йозеф Менгеле, защитивший ранее докторскую диссертацию по теме «Расовые различия структуры нижней челюсти», — врач, который во время своей службы в Освенциме будет прозван «ангелом смерти»[2].

Цели программы

На национал-социалистическом плакате: Работающие люди под гнётом обузы «лишних» людей, рост доли нетрудоспособных в цифрах: если в 1925 году 4 чел. на 50 работающих, то в 1955 будет 7 чел., а к 2000 г. уже 12 человек

Программа предусматривала в рамках расовой гигиены «очищение» арийской расы от людей, существование которых, согласно господствующим представлениям, влияло на появление здорового потомства — прежде всего это коснулось пациентов психиатрических клиник, а также тех лиц с психическими расстройствами, которые выявлялись через врачей амбулаторного звена и частных психиатров[1]. Оправдательным мотивом служила высокая стоимость содержания и лечения, что было использовано нацистской пропагандой с целью вызвать ненависть к «психически неполноценным» как к бесполезным членам общества, на лечение которых уходят средства налогоплательщиков.

Поначалу практиковалась стерилизация больных согласно «Закону о предотвращении (рождения) больного потомства». С 1934 по 1945 год было принудительно стерилизовано 300 000—400 000 человек[3], страдающих слабоумием, шизофренией, аффективными нарушениями, эпилепсией, наследственной глухотой и слепотой, хореей Гентингтона, тяжёлыми уродствами и тяжёлым алкоголизмом[3][4][5].

По мере осуществления нацистской концепции «расовой гигиены» категории лиц и групп, считавшихся «биологически угрожающими здоровью страны», были существенно расширены, иногда в них включали даже лесбиянок, как не дающих потомства. Под прикрытием Второй мировой войны и используя войну как предлог, национал-социалисты ещё более радикализировали расовую гигиену. Вместо положительной евгеники управления воспроизводством и браком они просто устраняли лиц, которых считали биологической угрозой. Уничтожению подлежали все евреи как «загрязняющие» расу, цыгане в качестве социально опасных элементов и некоторые другие меньшинства. Даже после издания приказа по прекращению программы уничтожение продолжалось. В медицинских клиниках, ставших центрами по уничтожению людей, стали умерщвлять не только пациентов, но и направляемых туда нетрудоспособных узников концентрационных лагерей и больных представителей «низшей расы» — «остарбайтеров», то есть бесплатной рабочей силы: евреев Восточной Европы и людей, пригнанных в Германию на работу (в основном женщин и детей) из СССР[6]. Сами отделы по транспортировке из программы умерщвления Т-4 были переведены в систему концлагерей. Чиновники из Т-4, Франц Штангль и Кристиан Вирт, были назначены начальниками лагерей смерти Треблинка и Белжец, ставших образцом для остальных лагерей.

Экономические мотивы программы

Причиной массовых убийств было не только проведение расовой гигиены для уничтожения лиц, болезни которых могут передаваться потомству, но и чисто экономические мотивы. Категорию нетрудоспособных национал-социалистический режим рассматривал как лишних людей. В замке Хартхейм был найден документ, в котором был произведен расчёт экономического эффекта от уничтожения людей за текущий период[7]:

До 1 сентября 1941 года было умерщвлено лиц: 70273. Это число, распределенное по отдельным клиникам в 1940—1941 годах, дает следующую картину:

Клиника 1940 год 1941 год Всего
Графенек 9839 9839
Бранденбург 9972 9972
Бернбург 8601 8601
Хартхейм 9670 8599 18 269
Зонненштайн 5943 7777 13 720
Хадамар 10 072 10 072
Итого 35 224 35 049 70 273

При средней дневной норме на содержание больного в немецких марках 3,5 следует, что годовая экономия в немецких марках составила 88 543 980,00. Учитывая, что данное число больных могло бы прожить 10 лет, сэкономлено в немецких марках 885 439 800,00, то есть эта сумма, соответственно, была сохранена после умерщвления 70 273 лиц, проведенной до 1 сентября 1941 года.

На совещании 9 октября 1939 года число потенциальных жертв программы было установлено в 70 тысяч человек. Была принята пропагандистская формула 1000:10:5:1, согласно которой из каждой тысячи людей десять нетрудоспособны, 5-ти из 10-ти нужно оказывать помощь, а одного физически уничтожить[8]. По этой формуле из 65—70-ти млн. граждан Германии нуждалось в «дезинфекции» 70 тысяч человек. Согласно нацистской статистике, это давало огромный экономический эффект в сохраненных для страны 885 440 000 рейхсмарок.[8]

Организация и выполнение программы

Дымит труба Хадамара — центра «смерти из милосердия», расположившегося в тихом и живописном месте

Начало программы «эвтаназии»

Свое название программа получила благодаря адресу главного бюро по координации программы — оно находилось в Берлине на Тиргартенштрассе, 4. Для названия этой программы применялось сочетание слов «Акция — смерть из жалости» (нем. Aktion Gnadentod) или слово «эвтаназия» как более благозвучное, в документах употреблялось также слово «дезинфекция».

В самом начале действия программы уничтожались только неизлечимо больные дети до 3 лет, позднее мера распространилась и на подростков до 17-летнего возраста. Приговор о смерти выносился без серьёзной диагностики. До конца войны примерно в 30 специализированных детских отделениях было убито[9], по неполным данным[10], не менее 5000 детей-инвалидов[9].

Уже в июле 1939 года состоялось совещание Гитлера с рейхсфюрером по делам здравоохранения, доктором Леонардо Конти, директором рейхсканцелярии Гансом Генрихом Ламмерсом и Мартином Борманом; на совещании обсуждалась возможность распространения программы детской эвтаназии на «психически неполноценных» взрослых.

18 августа 1939 года министерство внутренних дел издало распоряжение об обязательной регистрации всех детей с физической или умственной инвалидностью. Параллельно проходила акция по статистическому учёту физических инвалидов и душевнобольных, проживавших в учреждениях Германского рейха[9].

Ответственные лица

Ответственными за выполнение программы были назначены руководитель канцелярии Гитлера рейхсляйтер и обергруппенфюрер СС Филипп Боулер, имевший опыт работы с детской эвтаназией, и личный врач Гитлера Карл Брандт; непосредственными исполнителями — руководитель программы Т−4 гауптштурмфюрер медицинской службы СС д-р психиатрии Вернер Хайде (он же Фриц Саваде) и его заместитель д-р Пауль Ницше. Важным деятелем в законотворческой части данной программы был рейхсминистр внутренних дел Вильгельм Фрик.

Карл Брандт, рейхскомиссар здравоохранения, лейб-врач Гитлера. Военный преступник

В октябре 1939 года Гитлер официально назначил Боулера и Брандта организаторами программы эвтаназии:

«Рейхсляйтер Боулер и доктор Брандт назначаются мной ответственными в расширении числа врачей для обеспечения „смерти из жалости“ для смертельно больных пациентов при соответствующем врачебном заключении»[11].

Боулер в свою очередь перепоручил выполнение программы своему заместителю Виктору Браку, впоследствии приговорённому на Нюрнбергском процессе над врачами к смертной казни.

Многие из немецких врачей-психиатров, будучи убеждёнными сторонниками воплощения в жизнь «терапевтических методов евгеники», принимали самое деятельное участие в «актах эвтаназии» (как в выявлении лиц с психическими расстройствами и составлении их списков, так и в умерщвлении) и в предшествующих программе «эвтаназии» медицинских экспериментах. Они способствовали официальному узакониванию массовых убийств; отбирали и рекомендовали палачей. В программе участвовали такие именитые и уважаемые в немецком обществе специалисты, как Карл Зенхен, Вернер Виллингер, Герман Пфаннмуллер, Макс де Кринис, Карл Шнайдер, Эрнст Рудин, Освальд Бумке, Ганс Бургер-Принц, невропатолог Юлиус Галлерворден. Некоторые из психиатров, принимавших участие в программе «эвтаназии», продолжали свою врачебную деятельность в течение многих лет после окончания нацистского периода.

Случаи сопротивления и отказа от сотрудничества происходили крайне редко; так, выразили протест врачи Карл Бонхёффер, Мартин Холь, Ганс-Герхард Крейцфельдт, Готфрид Эвальд.[1]

Материальная база и организационная структура

В подвале этого здания в местечке Зонненштайн под Пирной (Саксония) были уничтожены в газовых камерах более 13 тысяч душевнобольных и около тысячи узников концлагерей

Массовые убийства пациентов начали осуществляться с 1940 года в клиниках на территории Германии и позднее на территории оккупированной Польши. Была организована сеть учреждений, каждое из которых выполняло свою роль в осуществлении программы:

  • «Имперское общество работников лечебных и попечительских учреждений» (RAG). Было ответственно за рассылку регистрационных карт во все психиатрические клиники. По возвращении карты были заполнены информацией о содержащихся в клинике пациентах и передавались медицинским экспертам программы Т-4.
  • «Некоммерческий больничный транспорт — общество с ограниченной ответственностью». Транспортная организация, ответственная за перевозку больных из психиатрических клиник в центры умерщвления.
  • «Некоммерческая организация попечительских учреждений». Была ответственна за аренду помещений для нужд программы Т-4, установку оборудования, подбор персонала, а также за экономические задачи программы.
  • «Центральная расчётная палата лечебных и попечительских учреждений». Выполняла все финансовые расчёты программы Т-4.

Также были организованы и очищены от прежних стационарных больных семь главных центров, каждый из которых располагал отдельной сетью психиатрических клиник (в скобках указан период времени, в течение которого над пациентами проводились медицинские эксперименты и их умерщвление):

В восточных провинциях Германского рейха, не охваченных программой, умерщвление больных производилось СС и оперативными группами; пациентов расстреливали и умерщвляли в передвижных газовых камерах, работавших на окиси углерода[9].

Отбор жертв

Отбором жертв в рамках программы занимались 42 так называемых «эксперта»[9]. Отбор проходил по анкетам; врачи, решавшие участь человека, не имели возможности ознакомиться с его состоянием лично. «Экспертам», ставившим подписи под смертным приговором, посылались анкеты больных, и те ставили пометку «красный плюс», что означало необходимость умерщвления, либо «синий минус» — решение оставить в живых. Окончательное решение принимали главные эксперты: Герберт Линден, Вернер Хайде и Карл Шнайдер[9]. Родственники обречённых нацистами к смерти не могли повлиять на решение, во многих случаях они не знали, где находятся их родные.

Ответственным за выбор наиболее эффективного метода умерщвления жертв нацистов был назначен группенфюрер СС Артур Небе. Его подчинённый и директор физико-химического отдела института криминологии Альберт Видман предложил для этих целей использовать угарный газ. На совещании были также установлены принципы, по которым должен был проходить отбор жертв убийств. Были разработаны анкеты, где выяснялось, является ли пациент работоспособным и каким заболеванием он страдает. В приложении к анкете были перечислены критерии отбора «неполноценных людей»:

Учреждения, где проводился сбор информации о больных, ничего не знали об истинной причине сбора данных. В письме указывалось лишь то, что информация собирается для планирования расходов.

Технология умерщвления

Для умерщвления сначала предполагалось использовать внутривенные инъекции специальных медицинских препаратов или воздушную эмболию, вводя шприцем воздушную пробку прямо в вену. Врачи, участвовавшие в программе, пришли к решению о нецелесообразности такого метода по чисто техническим соображениям, и было решено изыскать новые способы. Так, именно в рамках программы Т-4 впервые (ещё до применения в концентрационных лагерях) нацистами были использованы газовые камеры, в том числе и передвижные (внутрь камеры подавались выхлопные газы двигателя внутреннего сгорания автомобиля). Первая газовая камера была испробована в Хадамаре (земля Гессен) в конце 1939 года.

С 10 декабря 1941 года в администрацию 8 концлагерей поступило распоряжение о проведении комиссиями врачей СС проверок, отбора заключённых и умерщвления газом. Для умерщвления стал применяться «Циклон Б»[10].

Первые стационарные газовые камеры были установлены в замке Хартхайм, в Австрии, где располагался нацистский «Институт эвтаназии».

Попытки сокрытия актов насилия посредством транспортировки

Процесс транспортировки больных выглядел следующим образом:

  1. Регистрация и отбор жертв в клиниках и интернатах, подтверждение о необходимости умерщвления через медиков-«экспертов» (врачей извне). После этого учреждение получало списки с точной датой отъезда и перечнем необходимых документов.
  2. Жертвы перевозились в другой лагерь — пункт сбора, где они оставались на продолжительное время в случае переполнения лагеря смерти. Перевозки совершались в автобусах, согласно приказам сверху, и лишь в единичных случаях в общественном транспорте. Сопровождающие лица на этом этапе возвращались назад и не знали о конечном пункте назначения пациентов. До лета 1940 года система промежуточных, транзитных заведений отсутствовала: автобусы сразу перевозили людей в одно из заведений для умерщвления[9].
  3. Перевозка людей из сборного лагеря в лагерь смерти. Массовые убийства посредством введения отравляющих веществ, ядов, отравления газом, расстрелов, а также смерть от истощения, холода, издевательств.
  4. Сжигание тела, выдача фальсифицированных свидетельств о смерти бюро гражданских записей при лагере.

Перед тем, как попасть в лагерь смерти, большинство жертв перевозились из одного лагеря в другой (до 4 лагерей). Целью таких перевозок была попытка сокрытия преступлений над инвалидами.

Пациенты-евреи

С лета 1940 года пациентов-евреев ссылали в определённые заведения-сборники и затем уничтожали в газовых камерах программы Т-4, исключительно на основании их происхождения. После августа 1941 года еврейские пациенты, которые проживали в единственной на тот момент разрешённой клинике Бенторф-Сайн под г. Нойвид, были отправлены на восток в лагеря смерти.

Систематическое убийство в психиатрических клиниках еврейских пациентов явилось первым решающим шагом к геноциду европейских евреев. Опыт массовых умерщвлений, накопленный в ходе программы Т-4, во время Холокоста сыграл решающую роль, и часть исполнителей программы была задействована в лагерях смерти на востоке[9]. Испытанные в ходе программы газовые камеры, замаскированные под душевые кабины, впоследствии были повторно установлены в лагерях Аушвиц (Освенцим), Белжец, Майданек, Собибор и Треблинка[1].

Реакция немецкого общества и официальное закрытие программы

24 августа 1941 года, после волны протестов со стороны родственников больных и возмущения священников католической церкви (в том числе влиятельного епископа города Мюнстер — Клеменса фон Галена), Гитлер отдал приказ об официальном закрытии программы Т-4. К этому моменту количество жертв Т-4 превысило 70 тыс. человек, что соответствовало запланированному числу; также были убиты тысячи детей с соматическими и неврологическими заболеваниями[1].

Массовые убийства в рамках программы Т-4 вызвали резкое неприятие в том числе и у некоторых функционеров НСДАП. Так, руководитель женского нацистского движения Лёвис писала в частном письме жене председателя Высшего партийного суда НСДАП Вальтера Буха[12]:

Моя вера в победоносное преодоление всех трудностей и опасностей, которые стоят на пути Великой Германии, до сих пор была непоколебимой. Свято доверяя фюреру, я безоглядно продиралась через политические дебри. Но при том, что сейчас надвинулось на нас, у человека, как выразилась одна юная национал-социалистка, работающая в расово-политическом ведомстве, земля уходит из-под ног…

…крестьяне на Альбе, обрабатывающие свои поля и видящие эти фургоны, тоже знают, куда они направляются, более того, у них перед глазами труба крематория, из которой день и ночь валит дым. Нам известно, что среди неизлечимых душевнобольных есть много высокоинтеллектуальных людей, часть из них только относительно нездорова, а часть страдает временными расстройствами психики и в промежутках между припадками обладает абсолютно ясным рассудком и даже повышенным интеллектом. Неужели мало того, что их перед этим стерилизовали?..

Продолжение программы

Официальное закрытие программы оказалось лишь тактическим ходом; после официального закрытия организационная структура главного бюро T-4 сохранялась[9]. Продолжалась эвтаназия детей и умерщвления взрослых больных пациентов лечебниц[9]. Массовые убийства людей с психическими расстройствами продолжалось вплоть до падения гитлеровского режима, и к концу войны количество убитых превысило 200 тыс. человек (по данным Нюрнбергского процесса — до 275 тыс. человек)[10].

На втором этапе программы был принят новый план действий, разработанный в психиатрических больницах[13]. Пациенты умерщвлялись теперь не в центральных учреждениях посредством газа, а в психиатрических клиниках по решению их директоров. Стали использоваться различные методы убийства: введение медикаментов, смерть от голода или отсутствия ухода[9]. Так, в период с 1942 по 1945 год около 1 миллиона пациентов были замучены голодом в немецких психиатрических больницах[1].

К примеру, в ноябре 1942 года в департаменте здравоохранения министерства внутренних дел Мюнхена были собраны директора всех клиник Баварии. Им было настоятельно рекомендовано содействовать смерти больных, так как «в психиатрических больницах умирает слишком мало пациентов»[13]. Был предложен опыт директора психиатрической больницы Кауфбойрена: тех своих пациентов, которых раньше отобрали бы для эвтаназии, он держал на абсолютно безжировой диете, что приводило к мучительной смерти в течение 3-х месяцев[13]. В 1943 году в Кауфбойрене была введена так называемая диета-Е (состоявшая из чёрного кофе или чая на завтрак и варёных овощей на обед и на ужин), в результате которой пациенты умирали не только от недоедания, но и от неправильного питания. Диета-Е существенно увеличила уровень смертности в больницах. В 1944 году ввели новую форму эвтаназии: больным давали люминал (фенобарбитал) или веронал (барбитал); иногда трионал в таблетках, а также люминал и морфин-скополамин в жидкой форме. Пациенты погружались в глубокий сон и умирали чаще всего на второй или на третий день[13].

Продолжали свою деятельность на втором этапе программы и учреждения по отравлению газом в Бернбурге и Хартхайме, вплоть до конца 1944 года работавшие над умерщвлением неработоспособных и больных узников концлагерей[9].

Начиная с 1944 года[9] остарбайтеров, страдавших психическими расстройствами (обычно они заболевали во время своего пребывания в трудовых лагерях[13]), направляли в специальные учреждения и, если их работоспособность не подлежала восстановлению, систематически убивали[9].

Массовые убийства на оккупированных территориях

Политика расового очищения, начатая с массовых убийств больных в ходе программы умерщвления Т-4, продолжалась на оккупированных территориях (в особенности на территории Польши и СССР).

Вскоре после начала Второй мировой войны в оккупированной Польше спецкоманды СС в массовом порядке расстреливали польских пациентов психиатрических клиник; при этом учреждения освобождались для надобностей СС и вермахта.

Во время Великой Отечественной войны в тылу немецких войск были созданы оперативные группы «А», «В», «С» и «D», подчинявшиеся войскам вермахта и занимавшиеся «чисткой» оккупированных территорий — массовыми убийствами евреев, партийных работников, партизан, цыган и пациентов психиатрических больниц. Эти группы имели организационную связь с главным бюро эвтаназии T-4. Основными методами убийства были массовые расстрелы, отравление газом в машинах-душегубках или газовых камерах, отравление медикаментами, взрывы, голодная смерть и замерзание.

Осенью 1941 года были отравлены газом и расстреляны 632 пациента Минской психиатрической больницы; «особой обработке» также подверглись 836 психически больных в Могилёве. В ноябре и декабре были увезены и расстреляны 400 пациентов 2-го клинического поселка Минской психиатрической больницы; 300 пациентов убиты взрывами[9].

На территории Прибалтики только в период с октября 1941 по январь 1942 года были умерщвлены 1644 лиц с психическими расстройствами, в т. ч. душевнобольных инвалидов[9]. В 1942 году в бюро гражданских записей Риги поступали сведения об умерщвлении сначала 362, затем 243 и 98 душевнобольных пациентов[10].

В Лотошино, неподалёку от Москвы, посредством окиси углерода, медикаментов, голода, холода и расстрелов были умерщвлены пациенты психиатрической больницы. На тех из них, кто не погиб от холода, офицеры и солдаты устроили охоту на лошадях[9]. 20 ноября 1941 года было убито около 900 пациентов психиатрической больницы им. Кащенко, расположенной в пос. Никольское Гатчинского района Ленинградской области [10].

Оперативной группой «С», ответственной за истребление еврейского населения Украины, были расстреляны не менее 785 пациентов киевской психиатрической больницы; убиты 599 душевнобольных в Полтаве[9]; 1300 людей с психическими расстройствами — под Днепропетровском (Игрень)[14]; свыше полутора тысяч человек в Виннице; почти все пациенты психиатрической больницы в Харькове и в Сапогово под Курском. В приютах расстреливали детей-инвалидов: например, в Приславле под Днепропетровском погибло 158 человек[9].

В Симферополе 850 пациентов психиатрической больницы были отравлены газом и умерли от голода. Под Карасубазаром (Белогорск) в Крыму были умерщвлены 810 «асоциальных типов, цыган, душевнобольных и саботажников»; в Ставрополе — 632 пациента психиатрической больницы[9]. В середине октября 1942 года под руководством оберштурмфюрера К. Тримборна и врача Г. Герца были уничтожены 210 больных детей из детского санатория Ейска для детей с физическими и психическими отклонениями[10].

Процессы над преступниками

Судебные процессы над преступниками, замешанными в умерщвлении людей, проходили медленно, многие из них были оправданы или избежали суда по состоянию здоровья. Так, бывшему нацистскому врачу X. Шуману, действовавшему в концлаге­рях Бухенвальд, Освенцим, Графенек, Зонненштайн, лишь через 25 лет после окончания Второй мировой войны было предъявлено обвинение в убийстве более 15 300 узников. Под руководством Шумана уничтожались не только физически и умственно неполноценные люди, но и противники диктатуры. Ф. Гатель, по инициативе которого и с разрешения Гитлера был усыплён в 1939 году ребёнок-инвалид, сын супругов Кнауеров, что явилось первым эпизодом массового уничтожения больных детей, после нацистского периода долгое время являлся директором детской клиники в Киле и в 1962 году выпустил книгу «Пограничные состояния жизни. Исследо­вание проблемы ограниченной эвтаназии» с попыткой оправдать такого рода акции[10].

См. также

Примечания

  1. ↑ Психиатры Гитлера: целители и научные исследователи, превратившиеся в палачей, и их роль в наши дни (расширенный реферат) Врачи и их преступления против человечества в нацистской Германии». Психиатрия и психофармакотерапия 8 (5).
  2. Зафиксировано в дневниках Анной Франк
  3. ↑ Euthanasie im Dritten Reich — psychiatriegeschichtliches Inferno» (German). Ärzteblatt Sachsen (4): 146—152.
  4. Bach O. Zur Zwangssterilisierungspraxis in der Zeit des Faschismus im Bereich der Gesundheitsämter Leipzig und Grimma // Medizin im Faschismus. — Berlin, 1983. — P. 188—194.
  5. Иванюшкин А. Я. Профессиональная этика в медицине (философские очерки) / АМН СССР. — Москва: Медицина, 1990. — С. 197. — 224 с. — ISBN 5-225-00661-2
  6. Краткий обзор истории Холокоста. Устранение бесполезных
  7. Ibid, с.200
  8. ↑ Useless eaters: disability as genocidal marker in nazi Germany
  9. ↑ Убийства под знаком эвтаназии при нацистском режиме // Новости медицины и фармации. — 2010. — № 329.
  10. ↑ F. Kaul. Nazimordaktion, T. 4. Ein Bericht uber die erste industrimabig durchfuhrte Mordaktion des Naziregimes. Berlin. VEB Verlag Volk und Gesundheit, 1973.:(Рецензия) / Н. С. Алексеев. //Правоведение. — 1977. — № 1. — С. 122—124
  11. факсимиле документа
  12. Д.Мельников, Л.Черная. Конвейер смерти. М., Вече, 2005, с. 196—198. ISBN 5-9533-0309-2
  13. ↑ Уничтожение психически больных в нацистской Германии в 1939-1945 гг // Независимый психиатрический журнал. — 2006. — № 3.
  14. Психбольница на Игрени: как все начиналось.

Ссылки

  • Американский мемориальный музей Холокоста о программе «эвтаназии» (англ.)
  • Краткий обзор истории Холокоста. Устранение бесполезных  (рус.)
  • Лишние едоки: нетрудоспособные как маркер геноцида в нацистской Германии Useless eaters: disability as genocidal marker in nazi Germany (англ.)
  • Смертельная медицина Deadly Medicine (англ.)
  • Eckhard Heesch.Nationalsozialistische Zwangssterilisierungen psychiatrischer Patienten in Schleswig-Holstein. (Demokratische Geschichte. Jahrbuch zur Arbeiterbewegung und Demokratie in Schleswig Holstein 9/1995, S. 55-102)  (нем.)
  • F. Kaul. Nazimordaktion, T. 4. Ein Bericht uber die erste industrimabig durchfuhrte Mordaktion des Naziregimes. Berlin. VEB Verlag Volk und Gesundheit, 1973.:(Рецензия) / Н. С. Алексеев. //Правоведение. — 1977. — № 1. — С. 122—124 (рус.)
  • Идея уничтожения с помощью газа (рус.)

Литература

  • F. Kaul. Nazimordaktion, T. 4. Ein Bericht uber die erste industrimabig durchfuhrte Mordaktion des Naziregimes. Berlin. VEB Verlag Volk und Gesundheit, 1973.


Программа умерщвления Т-4.